Kornelij Glas (kornelij) wrote,
Kornelij Glas
kornelij

Армянский вопрос к России

От визита президента Армении в Москву, казалось бы, ничего эпохального ждать не стоило. На фоне бурных интриг с другими партнерами по Содружеству Армения выглядит едва ли не последним примером взаимопонимания.

Между тем Роберту Кочаряну было о чем поговорить с Владимиром Путиным. Все меры, предпринимаемые Москвой против недружественного Тбилиси и становящегося все менее дружественным Баку, бьют в итоге по Еревану.
Блокада Грузии на деле обернулась блокадой Армении, для которой Грузия остается главными воротами в мир. А Баку в ответ на заявленные "Газпромом" 230 долларов за тысячу кубов газа, нашел выход, который вообще может принципиально поменять всю ситуацию в этом регионе. Вот-вот пойдет газ из азербайджанского месторождения "Шахдениз", и полагающуюся ей квоту Турция легко уступила Азербайджану. Точно так же она поделилась и с Грузией, которая только из соображений перестраховки согласилась закупать у России на треть меньшие объемы. И когда газопровод из России окончательно перестанет быть для Грузии критической необходимостью, в самом печальном положении окажется Ереван. Во-первых, для Грузии отпадает необходимость регулярно чинить свою вечно лопающуюся трубу. А во-вторых, Тбилиси, который Энергетическую хартию не ратифицировал, может торговаться по поводу транзита газа в Армению с вполне белорусской увлеченностью.

Но и это не все. Турция свою газовую благотворительность оговорила одним принципиальным условием: Тбилиси, наконец, должен принять окончательное решение по поводу строительства железной дороги из Турции в Азербайджан через Грузию. То есть повторяется история начала 90-х, когда все понимали, что самый экономичный нефтяной путь из Баку в Джейхан пролегал через Армению. Но последняя, идя навстречу пожеланиям Москвы, союзнические обязательства предпочла интеграции в перспективные региональные проекты. Теперь Армения, не скрывавшая своей заинтересованности в этой железной дороге, снова упускает шанс на внешнеэкономический прорыв.

Еще одним таким шансом выглядел газопровод из Ирана. В его нынешнем виде он, впрочем, едва ли мог стать стратегическим. Иранский газ на принадлежащих РАО "ЕЭС" армянских электростанциях должен перерабатываться в электроэнергию, в Иран же и поставляемую. К тому же "Газпром" застраховался, используя в армянской части газопровода трубы меньшего диаметра, чем в иранской. Но со временем Армения могла теоретически использовать разработанные инфраструктуры как для собственного использования, так и для транзита, хотя бы в Грузию. Но, похоже, и этим надеждам не суждено сбыться: стратегический союзник жестко требует передачи газопровода в собственность "Газпрома". Иран своего раздражения не скрывает и явно дает понять: в строительстве настоящего большого газопровода, к разработке которого приступает, он тоже намерен Армении предпочесть все ту же Грузию.

Теперь, накануне выборного сезона в Армении, Москва анонсировала строительство НПЗ. Что, казалось бы, должно было окрылить армян, многие годы снабжающих себя энергоносителями большей частью через грузинские порты и грузинские же горы. Но Ереван, похоже, иллюзий не питает. С НПЗ, если проект состоится, судя по всему, повторится "газопроводная" технология: нефтепродукты, полученные из иранской нефти, для Ирана же и предназначены. А поскольку мощность НПЗ предполагается всего в 7 миллионов тонн, самим армянам нефтепродуктов останется, похоже, ненамного больше, чем иранского газа.

И в Армении уже отнюдь не только оппозиционеры не скрывают своего недоумения: получается, что верность союзническим обязательствам обрекает страну на усиливающуюся самоизоляцию. Делая ее к тому же заложником непредсказуемых отношений России с соседями. Ощущение того, что внешнеполитическое самоопределение нуждается в некоторой корректировке, пока охватывает только часть элиты, большая часть населения никуда не может деться от того факта, что средства к существованию идут в страну из России, и изменять своей традиционной лояльности пока не готова. Тезисы на эту тему едва ли будут востребованы на нынешних выборах и на выборах президента в следующем году. Но сама постановка вопроса о практической ценности стратегического союза может со временем обернуться не менее поучительным фактом, чем бурное окончание союза с Белоруссией.

Голос Армении
Tags: Армяне в России, Газ, армянская политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments