Kornelij Glas (kornelij) wrote,
Kornelij Glas
kornelij

Categories:

Водные ресурсы Азербайджана и Турции

Жидкий дефицит
Нехватка чистой и питьевой воды наблюдается не только в Азербайджане, но и во всем мире, констатируют эксперты

Айсель КАРАЕВА
Баку

Проблемы в водной сфере Азербайджана все еще остаются на повестке дня, и приближение 22 марта - Всемирного дня водных ресурсов хороший повод, чтобы вновь упомянуть о них. Совсем недавно, на Международной научно-практической конференции, посвященной качеству питьевой воды в Азербайджане, эксперты Программы развития ООН подчеркнули, что положение с водообеспечением Азербайджана представляет угрозу национальной безопасности страны. Это мнение подтвердили и эксперты Министерства экологии и природных ресурсов.

Внешняя угроза

Из почти 1000 рек, протекающих по территории Азербайджана, только 21 имеет протяженность более 100 км. Крупнейшая река Закавказья - Кура. Она пересекает Азербайджан с северо-запада на юго-восток и впадает в Каспийское море. Главным притоком Куры является Араз, и большинство рек Азербайджана принадлежит бассейну Куры. Как и везде, реки используются для орошения и водоснабжения. На Куре возведены Мингячевирская ГЭС, а также Мингячевирское водохранилище (605 кв.км). По действующим правилам крупные города должны иметь несколько независимых источников водоснабжения. Баку для этих целей использует как поверхностные (реки Самур и Кура), так и подземные (Шоллар) воды. И все-таки в целом Азербайджан ощущает нехватку питьевой воды и поэтому причин для беспокойств много. В частности, Азербайджан находится в числе тех стран Европы, которые получают от 50 до 80% своих водных ресурсов из внешних источников. Отечественные эксперты «бьют тревогу», а депутаты Милли меджлиса считают, что по водной сфере страны необходимо как можно больше принимать законотворческих актов. А если принять во внимание, что большая часть водоснабжения страны - 70% приходится на реку Куру, находящуюся сегодня в критическом экологическом состоянии, то представить, с какой угрозой национальной безопасности может столкнуться наша страна в ближайшем будущем, несложно.

Так, специалисты Минэкологии и природных ресурсов Азербайджана в ходе мониторинга трансграничных с Грузией и Арменией рек Куры и Араза обнаружили сильную загрязненность вод фенолами и медными соединениями. По мнению специалистов, проводивших исследование, причиной загрязнения трансграничных вод на территориях Грузии и Армении стал слив производственных и бытовых вод без их очистки. Хотя кислородный режим вод в указанных реках сохраняется в пределах санитарной нормы, повседневный сброс соединений азота в Куру на отрезке Гардабани воздействуют не только на животный и растительный мир, но и на здоровье людей. На границе с Арменией содержание фенолов и медных соединений многократно превышает норму. В районе Горадиза и Шах-Севен I уровень основных загрязнителей в реке Араз - фенолов и медных соединений превышен в 3 раза, а в Баграмтепе - в 2 раза.
Именно поэтому в ноябре 2008 года президент Азербайджана Ильхам Алиев подписал распоряжение «О дополнительных мерах по улучшению обеспечения населения экологически чистой водой». В распоряжении, в частности, указывалось, что в результате принятых государством мер по улучшению обеспечения населения Азербайджана качественной, отвечающей экологическим требованиям питьевой водой, в 2007-2008 годах в некоторых районах Нахчывана, а также в 100 населенных пунктах Евлахского, Зардабского, Агджабединского, Кюрдамирского, Имишлинского, Сабирабадского, Саатлинского, Сальянского, Нефтчалинского и Билясуварского районов было начато сооружение водоочистных установок модульного типа, которые во многих местах уже эксплуатируются. Учитывая положительные результаты президент страны предписал установить подобное оборудование дополнительно в 200 населенных пунктах районов, расположенных вдоль рек Кура и Араз. Строительство очистных сооружений также предусматривает Концепция национальной безопасности Азербайджана, утвержденная 23 мая 2007 года. В частности, в соответствии с этим документом к вызовам национальной безопасности в числе прочих относятся экологические проблемы и проблемы охраны окружающей среды, а также угроза здоровью населения Азербайджана, к коим, безусловно, относится и проблема водообеспечения.

Мониторинг Куры и Араза

В настоящее время Азербайджан является участником 17 различных международных конвенций в сфере охраны окружающей среды, в том числе конвенции «Об охране и использовании трансграничных водотоков и международных озер». Мы призываем соседние страны присоединиться к этим конвенциям, однако Грузия и Армения не участвуют в них, поэтому принято считать, что именно соседи загрязняют источники питьевой воды Азербайджана - реки Кура и Араз, составляющих большую часть запасов питьевой воды страны, которые оцениваются в 34-35 кубических километров.

Что касается международных проектов, то большую помощь Азербайджану, Грузии и Армении оказал Евросоюз в рамках проекта трансграничного менеджмента водных ресурсов в бассейне реки Кура. Между странами Южного Кавказа и Евросоюзом был подписан контракт, по которому соответствующим министерствам Грузии, Армении и Азербайджана было выделено по 1 млн. 500 тыс. евро для приобретения оборудования по мониторингу качества воды. Цель проекта – оказание содействия в улучшении регионального сотрудничества в сфере управления общими водными ресурсами в бассейне реки Кура, а также оказание помощи Азербайджану, Грузии и Армении в управлении интегрированными водными ресурсами, определение совместными усилиями наиболее загрязненных мест и выработка общей программы необходимых мероприятий, помощь в установлении трансграничной системы мониторинга для поддержания принятия решений по управлению интегрированными водными ресурсами.
Еврокомиссия заключила договор по оказанию услуг по проекту с «EPTISA & Grontmij - CarlBro Сonsortium». Консорциум координирует проекты окружающей среды, осуществляемые USAID, UNDP, OSCE, NATO, EBRD и WB. Программу осуществляет команда опытных международных и местных консультантов, которая управляется из офиса проекта, размещенного в Тбилиси.
С 2007 года в Азербайджане началось создание информационной системы Национального кадастра воды. Формирование этой системы будет способствовать эффективному управлению как внутренними водными ресурсами, так и трансграничными, а также обмену данными между различными ведомствами, подключенными к процессу, и координации их деятельности. Помощь в разработке, составлении и использовании информационной системы Азербайджана оказывает Программа воды Южного Кавказа Агентства международного развития США. Аналогичная помощь оказывается также Грузии и Армении.

Всемирный день

Всемирный день водных ресурсов - одна из важнейших международных экологических дат. Для мирового сообщества проблема чистой питьевой воды является одной из острейших. За двадцатое столетие ее потребление выросло в 7 раз. Запасы пресной воды на планете катастрофически истощаются. По данным Всемирной метеорологической организации, к 2020 году с нехваткой питьевой воды может столкнуться все население планеты. И хотя Земля потенциально располагает достаточным количеством водных запасов, распределены они неравномерно. В этой связи одной из причин вооруженных конфликтов в XXI веке может стать именно борьба за водные ресурсы. По рассчетам Всемирной комиссии по воде (World commission on water), сегодня каждому человеку ежедневно требуется 40 литров воды для питья, приготовления пищи и личной гигиены. Однако около миллиарда человек в 28 странах мира не имеют доступа к такому количеству жизненно важных ресурсов. Дефицит чистой питьевой воды является одной из самых насущных проблем Африки. В развивающихся странах 80% патологий и заболеваний в той или иной мере связано именно с нехваткой чистой воды.

Эффективное использование воды требует не только резкого снижения необоснованных расходов этого ценного ресурса, но и учета глобальных изменений климата и сильного антропогенного влияния, которые вызывают процессы опустынивания и исчезновения лесов. Эксперты обращают внимание на важность обеспечения чистоты воды, потребляемой людьми. Несколько миллиардов человек сегодня не имеют доступа к чистой с микробиологической точки зрения воде. Выводы делать всем…

regionplus.az/ru/articles/view/225




Международное водное право
Реки Тигр и Евфрат (Иран, Ирак, Иордания, Саудовская Аравия, Сирия, Турция)

На Ближнем Востоке водные ресурсы распределены крайне неравномерно, основная часть их формируется в северной части региона (на востоке и юго-востоке Турции, в северных частях Ирана и Ирака - в основном на территории Курдистана).

В частности, речная система Месопотамии (бассейны рек Тигра и Евфрата и их притоков) транспортирует воду из богатых водой регионов Восточной и Юго-Восточной Анатолии (Турецкого Курдистана) и северо-востока Месопотамии (территория Иракского Курдистана и его западная часть) в сухую зону юга и дает жизнь арабским пустыням большей части Ближнего Востока. УВР трансграничных рек Тигра и Евфрата является предметом острых споров между Турцией, Сирией, Ираком.

История правового урегулирования ситуации с межгосударственным водопользованием в бассейнах рек Тигр и Евфрат начинается с Договора/Протокола 1946 г. между Турцией и Ираком, согласно которому Стороны обязались уведомлять друг друга о водных проектах. В 1980 г. был создан Совместный Технический Комитет (СТК) по Тигру и Евфрату в соответствии с турецко-иракским протоколом 1980 г., подписанным, в свою очередь, на основании турецко-иракского Протокола 1946 г. На СТК возлагалась подготовка предложений для определения справедливых потребностей трех стран бассейна на воду из Евфрата. СТК бездействовал до 1983 г., когда к нему присоединилась Сирия. Но и после этого СТК так и не принял серьезных решений и не вышел за рамки дискуссионного форума, и в 1992 г. работа СТК, после проведения 16-й по счету и последней встречи, была приостановлена. Эксперты признают, что ни одна из 16 встреч не принесли конкретных результатов. В рамках встреч Ирак и Сирия обвиняли Турцию в безуспешности переговоров, Турция, в свою очередь, считала, что Багдад и Дамаск выдвигают неприемлемые для Турции требования.

В1987 г. было заключено первое трехстороннее соглашение, согласно которому Турция обязалась обеспечить расход воды в Евфрате на границе Сирии и Турции не менее 500 м3/сек. В 1990 г. Сирия и Ирак впервые договорились о взаимных квотах воды, поступающей из Турции, расположенной в верхней части бассейнов названных рек.

Свои стратегические планы Турция осуществляет в рамках грандиозного Проекта Юго-Восточной Анатолии (ЮВА), который оценивается в 32 млрд. долларов США.

Проектом предусмотрено строительство 22 плотин, 19 крупных ГЭС, составляющих 13 сопутствующих проектов (7 - на реке Евфрат, 6 - на реке Тигр) и увеличение площади орошаемых земель на 1.7 млн. га (1.1 млн. га – водами бассейна Евфрата, и 0,6 млн. – бассейна Тигра). Производство электроэнергии должно достигнуть 27 млрд. кВт-час/год, что составляет более половины всей производимой в Турции электроэнергии. Дешевая электроэнергия, производимая в Курдистане в рамках Проекта ЮВА, стимулировала в 1990-х гг. экономический бум и резкий рост промышленного производства в Турции. На одну из крупнейших в мире плотину Ататюрка, строительство которого обошлось Турции в 4 млрд. USD и являющуюся «сердцем проекта», приходится 8-9 млрд. кВт-час/год. В результате реализации Проекта ЮВА Турция предполагает полностью решить национальную продовольственную проблему, увеличив аграрное производство в 2-3 раза.

По мнению аналитиков, контроль над водными ресурсами рассматривается Турцией в качестве ключевого элемента будущей мощи государства. Турецкие генералы открыто заявляют, что, «контролируя воду (путем строительства плотин), идущую в арабские страны, Турция может контролировать арабскую политику».

По оценкам экспертов, реализация Проекта ЮВА уменьшит речной сток в Сирию на 50 %, что уже подтверждается. Так, с начала осуществления Проекта ежегодный сток Евфрата на турецко-сирийской границе уже уменьшился с 30 км3 до менее чем 16 км3 в год. Начиная с середины 1970-х гг. уменьшение стока Евфрата в Сирию, вызванное наполнением водных бассейнов и т.д., составило 150 км3, или объем, равный 5-летнему стоку Евфрата. Так как единственными водными источниками Сирийской пустыни являются реки, стекающие с гор Курдистана, поэтому Сирия сильно зависит от турецких проектов, реализуемых в Курдистане. В частности, Евфрат обеспечивает сток 80% совокупных водных ресурсов сирийских рек. В то же время планы Сирии по строительству новых плотин (из-за уменьшения стока Евфрата), одна из которых должна была повернуть русло реки Тигр, угрожают иракским ГЭС.

В начале 1990 г. отношения между Турцией и Сирией были накалены до предела, так как в январе 1990 г. турецкие гидротехники для заполнения водохранилища плотины Ататюрка на месяц остановили сток Евфрата в Сирию, и русло реки от южных границ Турции до искусственного озера Эль-Асад в районе г.Алеппо высохло. Хотя Турция и утверждала, что приняла все необходимые меры для минимизации ущерба Сирии и Ираку, вызванного «технической необходимостью» строительства плотины, в арабском мире эти действия Турции однозначно оценивались как преднамеренное лишение арабских стран вод Евфрата. Сирия пытается вынести водную проблему на международный уровень, предлагая урегулировать ее с помощью Международного суда и Международной правовой комиссии и Лиги арабских государств (ЛАГ).

Следует отметить, что Сирия представляет собой слабейшую сторону треугольника, образуемого ею, Турцией и Ираком в долине рек Тигр и Евфрат. Кроме того, Сирия имеет еще два трансграничных водных конфликта - с Израилем, по вопросу использования водных ресурсов Голанских высот, и с Иорданией, по реке Ярмук.

В отношении раздела ТВР Ирак придерживается сходной с Сирией позиции о квотах на потребление водных ресурсов, настаивая на выделении воды Турцией в количестве не менее 700 м3/сек. вместо нынешних 500 м3/сек.

Учитывая, что среднегодовой сток Евфрата составляет около 1000 м3/сек, Турция, по мнению Ирака, должна использовать не более 1/3 этого объема. Позиция Багдада объясняется тем, что сооружение плотин Кебан в Турции и Табка в Сирии значительно уменьшило сток Евфрата в Ирак, что стало причиной нехватки воды для ирригации.

Главными реками, протекающими по Сирии и Турции, являются Евфрат, Аси, Африн, Чагчаг. Проблема, связанная с распределением вод этих рек между Сирией и Турцией, оказывает сильное влияние на отношения двух стран.

Евфрат пересекает Сирию с севера на восток, Аси – с юга на север, река Тигр течет на северо-восточной границе на протяжении 35 км. Ежегодный сток реки Евфрат равняется в среднем около 30 км3. Турецкие плотины общим объемом 48.5 км3 значительно уменьшали количество воды, поступавшее в Сирию. Сирийская сторона считала, что поскольку воды Евфрата делят между собой 3 страны (Турция, Сирия и Ирак), то и использование вод должно определяться тремя сторонами. В настоящее время водный баланс Сирии составляет 21.46 км3. По Соглашению между Сирией и Турцией 1987 г. Анкара передает Дамаску 15.8 км3 (500 м3/сек).

В то же время, Турция может контролировать воду до тех пор, пока она контролирует Курдистан. Соответственно, напрашивается следующая закономерность:

- тот, кто контролирует Северный Курдистан – контролирует водные ресурсы Верхней Месопотамии (верхнее течение Тигра и Евфрата), а тот, кто контролирует водные ресурсы Северного Курдистана, доминирует над всей Месопотамией.

Летом 2007 г. в Дамаске состоялось заседание СТК по Тигру и Евфрату, во время которого сирийская и иракская стороны выразили обеспокоенность возобновлением строительства плотины Ылысу. В частности, иракская сторона заявила, что сооружение плотины Ылысу уменьшит сток рек Тигр в Ирак, и настаивала, чтобы после строительства плотины объем речного стока Тигра на иракской границе не был менее 200 м3/сек, однако турецкая сторона отвергла эти доводы, как неприемлемые.

Проект строительства плотины Ылысу (65 км от границы Турции с Сирией и Ираком), является одним из самых спорных в межгосударственных отношениях в бассейне реки Тигр. Проект Ылысу является одним из крупнейших в рамках грандиозного Проекта ЮВА. Дамба Ылысу стоимостью в 2 млрд. USD станет крупнейшей на реке Тигр (длина 1820 м, высота 135 м, площадь водохранилища 313 км2, максимальный объем – 10.4 км3). До начала сооружения этой плотины противоречия между Турцией, Сирией и Ираком концентрировались главным образом на водных ресурсах Евфрата, теперь они характерны и для бассейна реки Тигр.

Примечание: Тендер на осуществление дорогостоящего проекта был объявлен Турцией в 1996 г. Однако, из-за коммерческой сомнительности и политических рисков турецкие власти так и не получили ни одной заявки.

В 1997 г. Государственная водная администрация (ГВА) Турции выбрала в качестве подрядчика швейцарскую компанию Sulzer Hydro, к которой впоследствии присоединились также шведско-швейцарская АВВ и британская Balfour Beatty. Кроме того, в проекте должны были участвовать итальянская Impregilo, шведская Skanska, и турецкие строительные компании Nurol, Kiska и Tekfen. Однако в марте 2000 г. из проекта вышла ABB, которую заменила французская компания Alstom, также впоследствии вышедшая из проекта, а в сентябре 2000 г. за АВВ последовала Skanska. Следом из проекта вышла также итальянская компания Impregilo. Самым же значительным ударом для консорциума стал выход из проекта в 2001 г. Balfour Beatty, глава которой признал, что, если бы мы знали, насколько противоречивым будет этот проект, мы бы оберегли себя от многих проблем, не став участвовать в нём.

В феврале 2002 г. от участия в проекте под давлением экологов и правозащитников отказался крупнейший швейцарский банк UBS (Union Bank of Switzerland). Однако новую жизнь в международный консорциум проекта Ылысу вдохнула австрийская компания VA Tech, заинтересовавшаяся вместе со швейцарской Alstom проектом в мае 2004 г. VA Tech принадлежит известному немецкому концерну Siemens. Правительство Великобритании также отказалось финансировать проект плотины Ылысу, хотя в марте 2000 г. английский парламент его поддержал, а представители торгово-промышленного комитета Великобритании заявили, что готовы вложить в этот проект сумму, равную 200 млн. USD, при условии предварительных консультаций Турции с Сирией и Ираком и подтверждения экологической надёжности и безопасности проекта.

В докладе Всемирного Банка, ранее отказавшегося финансировать проект, высказывалась озабоченность, что в результате строительства плотины пострадают свыше 50 тыс. человек и усилится напряженность в трехсторонних отношениях. Аналогичную позицию заняла и Всемирная Комиссия по плотинам.

Как известно, любой турецкий проект по использованию вод Тигра и Евфрата приводит к разрушению курдских поселений, ухудшает экологическую обстановку в регионе и усиливает напряженность в отношениях между Турцией и Сирией и Ираком.

Сказанное имеет прямое отношение к проекту Ылысу.

Резко выступила против этого проекта Лига арабских государств (ЛАГ), руководство которой считало, что сооружение плотины может напрямую привести к войне на Ближнем Востоке. ЛАГ настаивала, чтобы правительства Великобритании, Швейцарии и несколько компаний, намеренных участвовать в строительстве плотины, отказались от своих планов. Так, в мае 1999 г. ЛАГ направила в МИД Великобритании письмо, в котором отмечалось, что Турция, не проконсультировавшись с Ираком по вопросу строительства плотины, нарушает ст. 5 Протокола 1 «Регулирование вод Тигра и Евфрата и их притоков», приложенного к подписанному между Ираком и Турцией 29 марта 1946 г. Договору о дружбе и добрососедских отношениях от 10 мая 1946 г., а 10 сентября 2001 г. ЛАГ приняла резолюцию, призывающую иностранных инвесторов не участвовать в финансировании строительства плотины Ылысу.

ЛАГ и ранее поддерживала Сирию и Ирак в споре с Турцией по вопросу раздела вод Тигра и Евфрата. Так, 21 марта 1996 г. Совет ЛАГ принял резолюцию, в которой была поддержана позиция Сирии и Ирака о признании Евфрата и Тигра «международными реками» и их призыв к «справедливому распределению водных ресурсов». В резолюции в адрес Турции звучала угроза – в случае игнорирования Анкарой интересов Дамаска и Багдада, призвать международные финансовые структуры воздержаться от инвестирования в Проект ЮВА. 15 сентября 1996 г., в итоговом коммюнике саммита Совета ЛАГ в Каире, ЛАГ настойчиво призвала Анкару немедленно начать переговоры с Дамаском и Багдадом о разделе вод Тигра и Евфрата. На сей раз ЛАГ обратилась к международным финансовым организациям с призывом не предоставлять кредиты и помощь Турции для финансирования Проекта ЮВА. Подобные заявления ЛАГ раздражали Анкару и не имели реального влияния на позицию Турции.

В середине 1990-х гг. арабские страны предлагали египетское посредничество для урегулирования водных противоречий между Турцией, с одной, и Сирией и Ираком, с другой стороны. Однако и эта инициатива была отвергнута Турцией.

Эксперты считают, что необходимым условием для достижения устойчивого управления водными ресурсами Тигра и Евфрата является организация открытого диалога между Ираком, Ираном, Турцией и Сирией по вопросу использования водных ресурсов этих рек в соответствии с принципами и нормами международного права.

Водные проблемы на Ближнем Востоке являются одним из важнейших вопросов арабо-израильского урегулирования. США и Израиль в процессе ближневосточного урегулирования учитывают, в первую очередь, фактор водных ресурсов Евфрата.

С одной стороны, Турция заявляет, что «турецкая вода» не может быть предметом сделки в ближневосточном мирном процессе. С другой стороны, с самого начала переговоров США, как главное действующее лицо этого процесса, неизменно включали в него вопрос использования вод Евфрата. При этом Израиль обещает Турции на переговорах с Сирией учитывать ее водные интересы. Однако эксперты не исключают, что, несмотря на развивающееся израильско-турецкое сотрудничество в области водных ресурсов и ирригации, водные интересы Турции могут быть принесены в жертву ближневосточному мирному процессу.

В регионе проблема ТВР давно превратилась в элемент «международной политики». Так, руководители стран, расположенных в бассейнах великих рек Нил, Тигр, Евфрат, осознают связь между запасами воды, природоохранной и внешней политикой.

В этом отношении характерна реплика Президента Египта (1978г.): «Единственное, что могло бы заставить Египет снова вступить в войну – это вода».

В частности, ряд ведущих экспертов главным мотивом арабо-израильской войне 1967 г. называют неспособность стран поделить пресную воду в регионе. В этом плане бассейн Тигра и Евфрата является одной из самых напряженных зон. В верховьях бассейна находится Турция, достаточно сильное из государств региона, в среднем течении – Сирия, в низовьях – Ирак. Турция имеет 2/3 стока Тигра и Евфрата, без вод Тигра и Евфрата обширные территории Ирака и Сирии превратятся в пустыню.

В то же время, в последние 2-3 года ситуация имеет тенденцию к улучшению.

Так, турецкой стороне принадлежит инициатива по созданию Совместного водного института (СВИ) для решения трансграничных водных проблем. Костяк СВИ составят 18 экспертов по водопользованию из трех стран бассейна (Турция, Сирия, Ирак). В долгосрочной перспективе в обязанности членов СВИ войдет управление региональными водохранилищами и дамбами, а также координация совместных проектов по строительству гидротехнических сооружений.

В частности, Сирия и Турция уже объявили о совместном возведении дамбы на реке Аси. По имеющимся данным, Ирак в качестве акта доброй воли отказался от своих многолетних возражений по поводу строительства дамбы Ылысу на реке Тигр.

Турция уже заявила об адаптации модели честного водопользования и предложила решать проблемы вододеления с соседями исключительно на двусторонней основе. Анкара также ясно дала понять, что не желает третьих сторон на двусторонних переговорах с этими странами.

Эксперты полагают, смена позиции по одному из ключевых вопросов своей внешней политики обусловлена улучшением отношений между странами региона и общностью стоящих перед ними политических задач. Эта же позиция является противовесом созданию независимого курдского государства на севере Ирака.

cawater-info.net/bk/water_law/2_4_1.htm






Circle.Am: Rating and Statistics for Armenian Web Resources



Tags: reports, регион, ресурсы, соседи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments